28 мая 2008
4252

`Внесистемная` система

Первый вице-президент Ассоциации региональных банков России Владимир ГАМЗА хорошо известен и, бесспорно, популярен в банковском сообществе. Его знают не только как главу Совета директоров "Агрохимбанка" и руководителя Института проблем безопасности, но и как человека, как говорится, "болеющего" за настоящее и будущее российской банковской системы. И отстаивающего свой взгляд на её развитие и проблемы.

БДМ: Владимир Андреевич, одной из самых "модных" тем минувшего года стала доступность банковских услуг. И, на первый взгляд, здесь сделан мощный рывок: во всяком случае, новые филиалы, отделения, дополнительные и операционные офисы вырастают, как грибы после дождя. Тем не менее, первым элементом Стратегии развития банковской системы, который Ассоциация "Россия" вынесла на широкое обсуждение, стал именно тот, что посвящен проблемам доступности. Почему?
- Да потому что, в конечном счете, не в число отделений они упираются. Можно понаоткрывать офисов в каждой деревне на пять дворов и на каждом хуторе, но если услуга дорогая, она останется невостребованной. А в России банковские услуги очень дорогие. И известно почему - из-за огромных накладных расходов, которые несут наши банки. Начиная с выполнения требований к хранилищам, сопоставимых с классом бомбоубежищ в условиях ядерной войны, и заканчивая необъятной отчетностью - если считать по формам, их на сегодняшний день уже под сотню набирается. Ну, и, наконец, то, о чем уже не первый год говорят везде, где собирается больше двух банкиров - бесплатная работа банков в качестве государственных агентов: к налоговому, таможенному, валютному, кассовому контролю, к статистике добавился ещё и финансовый мониторинг. И всё это, повторяю, совершенно бесплатно, то есть даром, для государства, зато очень накладно - для банков. Ни в одной другой стране мира ничего подобного нет. Где-то свои функции государство выполняет самостоятельно, где-то банкам доплачивают за лишние хлопоты. А если банки и выполняют какие-то функции государства бесплатно, например в борьбе с отмыванием, то в очень разумных объемах. Словом, везде стараются не перегружать банки, чтобы сохранить их конкурентоспособность и доступность банковских услуг, у нас же эта ситуация, похоже, только усугубляется.

БДМ: Но тогда, выходит, любые надежды на снижение накладных расходов иллюзорны?
- Отчего же, наоборот, вполне реальны. Просто для того, чтобы решить эту и другие проблемы, которых накопилось немало, надо, наконец, выстроить банковскую систему - стройную и чётко структурированную. Со времени возникновения первых коммерческих банков минуло уже два десятка лет, но государство до сих пор не сформулировало ту модель национальной банковской системы, которая необходима стране. Особенно актуально это сейчас, учитывая амбициозность задач, поставленных руководством страны на ближайшие двенадцать лет. Если не будет такого понимания, банковский сектор так и останется некоей "локальной", "вспомогательной" частью экономики, слабо связанной с её стратегическими задачами.

БДМ: А как же "невидимая рука рынка", Владимир Андреевич, разве она не способна всё отрегулировать? И разве не призывают ваши коллеги ослабить государственное вмешательство в бизнес?

- Вмешательство и ответственность - разные вещи. Создание национальной банковской системы - дело государственное, здесь просто спорить не о чем. Если государство от этого дела устраняется, результат известен: посмотрите на восточноевропейские страны. Понятно, что Россию с её географической, сырьевой и прочей спецификой так просто не "проглотишь", но риск потери финансовой независимости всё же очень велик. Посмотрите, какими темпами растёт доля иностранцев в совокупном капитале банковского сектора - тут, право, есть о чём задуматься...
Другое дело, когда речь идёт о стремлении государства регулировать всё и вся: от крупных корпораций до последнего ларька на рынке. Как известно, нельзя объять необъятное. И, как ни раздувай аппарат всяких контролирующих и надзорных органов, сколько ни пиши инструкций, писем и предписаний, "белые пятна" останутся. А раз есть возможность выскользнуть из-под надзора, возникает благодатная почва для "теневой" экономики, объём которой, по оценкам экспертов, у нас доходит до 40% к ВВП.

Скажем, наглядный пример того, к чему ведут благие намерения, показывает наша борьба с "грязными" деньгами. Оговорюсь сразу, в данном случае надо говорить не об "отмывании", а скорее об "огрязнении" - о так называемой "обналичке" ради ухода от налогов. 115-й закон действует уже шесть с лишним лет, создана мощная структура финансовой разведки, банки задыхаются от обилия информации, которую обязаны передавать в ФСФМ, снижается пороговая сумма операций, подлежащих проверке. Результат же парадоксальный - за последние семь лет объем наличных, находящихся в обращении, в денежной базе в широком определении вырос с 60 до 75%!

БДМ: И это тогда, когда весь мир постепенно переходит к безналичным расчётам, и за границей безошибочно узнают россиянина по тому, что он расплачивается не карточкой, а наличными. Кстати, почему у нас так трудно приживаются платёжные карты?

- Да потому, что уже за кольцевой автодорогой вашу карточку не примут не только ни на одной заправке или в придорожном кафе, но даже во многих ресторанах. И, если вернуться к проблемам доступности банковских услуг, то главная из них заключается в отсутствии инфраструктуры, обеспечивающей эффективную работу кредитных организаций. Как, впрочем, и в других отраслях. Между тем, для России, с её огромными просторами и неравномерной заселённостью, инфраструктура имеет значение жизнеобеспечения. По-хорошему, государству надо было бы за свой счёт поставить везде, вплоть до сельпо, POS-терминалы. Право, дешевле обойдётся, чем постоянная возня с наличными, армии охранников и колонны бронеавтомобилей...
Вообще-то в наших условиях задачу доступности проще было бы решить, развивая дистанционное банковское обслуживание, но это тоже упирается в целый комплекс проблем. Конечно, мобильная связь в России развивается семимильными шагами, но вот компьютер может позволить себе пока не каждая семья.

БДМ: Не говоря уже о том, что далеко не всякий человек старше сорока-пятидесяти лет может справиться даже с простенькой программой. Да что говорить, если мы до сих пор не научили людей внимательно читать кредитный договор.

- Да, с финансовой грамотностью дело обстоит неважно. Собственно, откуда бы ей взяться? До недавних пор простому человеку просто невозможно было взять взаймы у банка, а потом сразу свалился на него кредитный бум. И все его зазывают, обещают самые льготные условия, а его самого просят лишь паспорт показать, да подписать бумажку. Проблемы начинаются позже, потому что, как выяснилось, "бумажку" заёмщик не понял, а то и не прочёл даже... Не забудем, что многие наши граждане ещё помнят те, советские кредиты, когда деньги в их погашение бухгалтерия автоматически вычитала из зарплаты. А сейчас ему надо всё самому: и подумать, и рассчитать свои возможности, и помнить о графике выплат. Нет привычки к такой самостоятельности, а главное - нет понимания сущности кредитного процесса. У нас ведь до сих пор большинство населения не понимает такой элементарной вещи, как то, что банк оперирует не своими, а чужими деньгами.

БДМ: Однако, Владимир Андреевич, если финансовая безграмотность народа доставляет банкам столько хлопот, нет ли резона им самим взяться за "ликбез"?

- А они и берутся. Многие банки имеют сейчас собственные программы. Причём, на мой взгляд, активнее этим занимаются в регионах. Например, Новосибирский Муниципальный банк и книжку для детей издал под названием "Муницыплёнок", и сайт специальный запустил. Разрабатываются и более масштабные программы, в том числе в обеих наших национальных ассоциациях.

Беда в том, что усилия эти разрозненны, и работа эта зависит чаще всего от личной инициативы кого-то из руководителей банка. А у кого-то и идеи есть, но реализовать их не по средствам. Короче говоря, и здесь, я считаю, государство обязано взять на себя координирующую роль, да и поддержать образовательные программы финансами.

БДМ: Государство - это как-то абстрактно звучит. К примеру, в прошлом году Минфин грозился выделить на финансовый "ликбез" аж 200 миллионов долларов. Но с тех пор никакой информации о том, выделены ли средства и куда конкретно они направлены, нет. С кого теперь спрашивать - лично с Алексея Леонидовича? И так ведь дело обстоит со всеми другими проблемами.

- А эта ситуация лишний раз иллюстрирует то, о чём я уже говорил - наша банковская система существует как бы "сама по себе", параллельно. Даже в главном Законе о банках и банковской деятельности, по сути, не прописаны её место и роль в экономике. Как и то, какое ведомство отвечает за её развитие. В статье 9 "Отношения между кредитной организацией и государством" (равно как и в других статьях) в данном законе ни слова не сказано о задачах государства (в том числе и Банка России) по развитию банковской системы.

БДМ: А разве не Банк России занимается развитием кредитных организаций?

- Нет у него такой обязанности. В Законе о Центральном банке в статье 3 указана высокая цель деятельности Банка России - "развитие и укрепление банковской системы Российской Федерации", но дальше в тексте закона нет ни одной строчки о том, какие задачи и функции должен выполнять ЦБ в интересах развития кредитных организаций. Правда, нет и запрета - заниматься развитием банковского сектора. По логике вещей, именно Банку России по плечу эта задача. Ведь 85% финансового сектора - это банки. Вообще на сегодняшний день это наиболее отработанная система регулирования, где работают осведомлённые и знающие специалисты. Кому, как не им, взять на себя ответственность за развитие национальной конкурентоспособной банковской системы. Но, думаю, это тема отдельного большого разговора.
Понятно, дело формирования эффективной системы сложное, хлопотное, только ведь и сами "подопечные" Центробанка, и обе наши ассоциации не просто готовы подключиться к этому процессу, мы уже по мере сил работаем, подключаем лучших аналитиков, экспертов, банкиров-практиков. Хорошо, конечно, что сегодня налажен диалог между двумя уровнями банковской системы: мы научились задавать прямые вопросы, а регулятор - так же прямо на них отвечать. Но надо идти дальше, от споров и обсуждений к конкретным делам.

БДМ: А что, например, конкретно может сделать государство в целом и Банк России в частности для решения той же проблемы доступности?

- Очень многое. Во-первых, найти способ снять с банков несвойственные им функции или, на худой конец, платить за их выполнение, как положено. Во-вторых - и это в руках регулятора - сократить до сколько-нибудь разумных пределов отчётность. В-третьих, использовать там, где это возможно, такой эффективный инструмент, как страхование. К слову сказать, за рубежом так и делается - вы страхуете ответственность своего банка за денежные средства в хранилище или за пожарную безопасность, и дальше за все эти проблемы уже голова болит у вас и страховщика, а не у регулятора. И не надо присылать с проверками пожарных или безопасников, потому что руководство банка кровно заинтересовано в том, чтобы всё было в порядке. Мера вполне экономическая и очень стимулирующая.

БДМ: Владимир Андреевич, но вы сами сказали, что "сверху" многих деталей не видно. Государство решает глобальные проблемы, и вряд ли у него руки дойдут когда-нибудь до глухого забайкальского угла, откуда до ближайшего банка - сто верст по бездорожью...

- Да и не должны президент страны, правительство и даже центральный банк заниматься каждым банковским филиалом или операционным офисом. Но что они могут - обязать крупнейшие государственные банки взять на себя социальную функцию по развитию банковских сетей даже там, где их работа нерентабельна. Это - временная мера, но совершенно необходимая, потому что за короткий срок невозможно создать инфраструктуру, да и на то, чтобы снизить себестоимость услуг, понадобится время.

БДМ: Но пока-то всё происходит с точностью до наоборот - "социальный" по определению Сберегательный банк упорно сокращает поселковые филиалы, объясняя это их нерентабельностью. А ведь контрольный пакет СБ держит государство?

- Мне тоже не совсем понятно, почему Сбербанк с лёгкостью отказывается от своей социальной роли, предпочитая "ковать прибыль", как любой другой коммерческий банк. Есть, однако, и диаметрально противоположный пример - Россельхозбанк. Вот он ведёт себя именно так, как и должен государственный банк, доходя до самых дальних уголков, где о банках никогда и не слыхивали.

Впрочем, не одни банки могут предоставлять населению финансовые услуги. Есть система "Почты России", через отделения которой только в 2006 году переведено более триллиона рублей, а в 2007-м - погашено кредитов на 200 миллионов. Сложилась уже система микрофинансирования, её нужно развивать так же, как и кредитные кооперативы. Именно эти формы работы особенно эффективны в небольших населённых пунктах.

БДМ: Но если всё это уже существует, почему 60 миллионов россиян остаются в стороне от банковского обслуживания?

- Да потому, что сегодня наша финансовая система смахивает на лоскутное одеяло. Мы с вами затронули только проблемы розничного рынка, но не меньше их и в корпоративном сегменте, особенно когда речь идёт о малом бизнесе. По отдельности, "кусочками", их не решишь. Именно это понимание и заставило нас взяться за дело, которое некоторые скептики называют "неподъёмным" - разработку Стратегии развития банковской системы на долгосрочную перспективу. Не может система быть "внесистемной", она должна быть естественно включена в экономику, в финансовую систему страны.

"Банки и деловой мир", 2008, No 5

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован