Эксклюзив
08 февраля 2014
10428

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Оценка, анализ и возможные методы долгосрочного прогноза показателей и критериев ВПО

Main podberezkinin3a
... требуются новые подходы к организации обороны
и обеспечению национальной безопасности в целом
с учетом нового характера угроз[1]

М. Гареев, генерал армии России


При долгосрочном прогнозировании и планировании решающее значение играет адекватный выбор методов[2] прогноза показателей и критериев, влияющих на развитие ВПО в решающей степени. К настоящему времени существует достаточное количество таких методов, однако ни один из них не может быть назван бесспорным и абсолютно достоверным. Поэтому целесообразно использовать несколько методов, которые в итоге могут дать наиболее точный результат, который может быть охарактеризован как "поле для компромисса".

В любом случае, при выборе любого метода прогноза показателей и критериев, важна изначально точная характеристика современной ВПО в мире и в России, точный выбор показателей и критериев ее развития. При этом главная цель и основные задачи исследования всех трех уровней сохраняются, но их эволюция представляется неизбежной в рамках существующей парадигмы (на краткосрочный период), либо с коррективами парадигмы (на среднесрочный период), либо смены парадигмы (на долгосрочный период).

Так, например,



При этом решающее значение приобретает сам выбор наиболее важных показателей и критериев. Так, если выбирается, например, показатель станового ВВП, то можно ожидать один результат в абсолютном и относительном значении (например, рост ВВП России к 2020 году на 15% при сокращении ее доли в мировом ВВП с 3,9 до 3,0%). Если же выбирать более точный и относительный результат неизбежно будут иными.

Наиболее точный показатель в этой линейке будет индекс Национального человеческого потенциала (НЧП), включающий не только душевой ВВП, но и уровень образования, демографические и иные критерии развития. Некоторые исследователи находят прямую взаимосвязь между развитием мировой экономики (показатель мирового ВВП) и военно-политическими конфликтами в периоды 1939-1949 гг., 1975-1983 гг. и возможным периодом 2014-2020 годов, связывая его со сменой технологического уклада[3]. Как видно из рисунка, прогнозируется цикличность развития мировой экономики не только в среднесрочной, но и долгосрочной перспективе, которую непосредственно связывают с "фазой великих потрясений" и неизбежным ростом конфликтности и военных угроз.



В данном случае показатель изменения мирового ВВП коррелирует с будущим состоянием ВПО и, как следствие, изменениями в характере внешних и военных угроз.

Таким образом глобальные тренды (как и внутриполитические факторы и международные акторы) оказывают решительное влияние на результаты прогноза и корректировку эволюции или даже смену парадигм.

При этом, если говорить о мировых трендах, международных факторах (особенно политике государств), то их политика может меняться (и меняется) в короткие временные промежутки. Если же иметь в виду десятилетия, то она может приобретать даже прямо противоположную направленность. Поэтому выбор и прогноз показателей и критериев развития ВПО должен происходить на основе их постоянного мониторинга.



Вместе с тем необходимое для военной политики стратегическое планирование невозможно без оценки будущей ситуации в мире и стратегического прогноза. Тем более невозможны конкретные планы создания вооружений и военной техники, требующие (с учетом времени, необходимого на фундаментальные исследования и НИОКР), как минимум, нескольких десятилетий. Существующая практика долгосрочного военного планирования в зарубежных странах достаточно показательна. Она свидетельствует о том, что такое планирование реализуется как по отдельным родам и видам вооруженных сил, так и по отдельным направлениям развития ВиВТ.

Сказанное означает, что среднесрочный и долгосрочный прогнозы показателей развития ВиВТ вполне актуальны.

Это хорошо видно на двух примерах - развития программ наземных и морских робототехнических систем США на среднесрочную перспективу[4].

В целом военно-техническое планирование в ведущих странах за рубежом достаточно определению может прогнозироваться на долгосрочную основу, исходя из того, что цикл - НИОКР - Опытный образец - испытания - принятие на вооружение - занимает несколько десятилетий и имеет устойчивую тенденцию к увеличению.

Вместе с тем подобная экстраполяция развития военно-технических программ, основанная на военно-технических показателях программ, не позволяет судить о главном, а именно: какие именно нужны ВиВТ, в каких случаях и для каких целей. Ответы на эти вопросы необходимо искать в других областях, прежде всего, относящихся к международной и ВПО.

Основываясь на анализе потенциальных тактико-технических возможностей (показателях) новых ВиВТ, вместе с тем, можно делать вывод о предполагаемых долгосрочных военно-политических целях потенциальных противников и, соответственно, о вероятных внешнеполитических и военных угрозах. Так, прогноз развития возможностей (показателей) КР позволяет сделать вывод о том, что США после 2020 года будут обладать стратегическим неядерным потенциалом, который во многом сможет заменить СЯС.









Следует особенно внимательно отнестись к прогнозным показателям изменения военных возможностей ВТО (на пример КР). Так, увеличенные их дальности позволяет наносить удары по стратегическим объектам с разных направлений, что значительно усложняет для России ВПО в будущем. В частности, это потребует не только развертывания глобальной системы раннего обнаружения, но и комплексов ВКО, способных защитить, как минимум, важнейшие объекты, а в перспективе - всю территорию России.

В этой связи особенно важное значение приобретает оценка и прогноз влияния внешних факторов и военных угроз и их показателей на ВПО. Массовое производство ВТО и КР предполагается не только в США, но и в целом ряде других стран - от стран-членов Евросоюза, Израиля и Ближнего Востока до стран Юго-Восточной, Северо-Восточной Азии, Индии, Индонезии, Японии и других стран АТР.

Кроме того, появление потенциала ВТО, вообще, и КР, в частности, неизбежно скажется на потенциальных возможностях:

- военно-политических коалиций, союзов и блоков;

- международных и общественно-политических организаций, которые будут способны приобретать такие ВиВТ.

Но не только, из анализа показателей и критериев развития ВТО США вообще и КР разных типов базирования можно сделать выводы и другого порядка, а именно:

- показатели значения эффективности СЯС будут в значительной степени меняться, уступая во все большей мере значениям показателей ВТО;

- неизбежно будет увеличиваться значение показателей эффективности всего комплекса ВКО - от систем разведки и обнаружения до систем ближнего, среднего и дальнего перехвата;

- показателям напряженности ВПО, которые будут в возрастающей степени зависеть от качества и количества ВТО в глобальном и региональном масштабе;

- показателям готовности США использовать военную силу в качестве политического инструмента в прямой и косвенной форме и т.д.





Этот стратегический прогноз относительно ВТО вполне укладывается в давно существующую парадигму в США, в соответствии с которой необходимо создать контрсиловой потенциал, способный ликвидировать ядерный паритет с Россией. Вместе с тем такой ответ оставляет открытым вопрос о рисках массированного применения ВТО, т.е. о способах его использования, а, главное, при каких политических условиях, против кого и каким образом этот новый стратегический потенциал может быть применен.

Попытки прогнозирования социальных и политических тенденций особенно трудны тем, что в этих областях быстро появляются новые явления, более того, парадигмы, которые трудно обнаружить на начальном этапе их зарождения, а тем более предположить об их появлении заранее. Поэтому очень важно на первом этапе - анализа военно-политической обстановки в мире и в России, - попытаться обнаружить зачатки развития новых трендов и парадигм.

Подобный многофакторный анализ современной международной ситуации необходим потому, что это прямо отражается на безопасности государств. Если в 40-е и 50-е годы ХХ века военно-техническое отставание можно было ликвидировать за несколько лет, то в XXI веке это связано уже с десятилетиями, а с переходом к новому технологическому укладу это отставание компенсировать будет уже практически невозможно.

В этой связи становится все более ясным, что военно-техническое соперничество перенесено в технологическую область, которая на высшем уровне, например, в США, объявляется "главным приоритетом" безопасности. Соответственно показатели и критерии научно-технического и технологического развития на долгосрочную перспективу становятся приоритетными, предопределяющими будущие показатели и критерии ВиВТ.

Сказанное означает, что отставание в той или иной технологической области ведет к отставанию во всем спектре видов и систем оружия. Так, игнорирование в свое время в России значения беспилотных ЛА привело к радикальному технологическому отставанию, что, в свою очередь, предоставляет США, Франции, Великобритании и Израилю существенные военно-технические преимущества долгосрочного характера.




_____________

[1] Гареев М.А. Последовательно отстаивать национальные интересы // ВПК. 2014. 22-28 января. N 2(520). С. 4.

[2] Метод прогноза - зд. способ предсказания будущего, основанный на одном из научных подходов (экспертных оценок, моделировании, нормативного подхода, программно-целевого (ПЦМ) и др.).

[3] Аладьин В. Ковалев В., Малков С., Малинецкий Г. Пределы сокращения. М.: Ин-т русской цивилизации. 2013. С. 81.

[4] Попов И.М. Хамзатов М.М. Перспективы развития робототехнических комплексов военного назначения в США. Часть I. Аналитический обзор документа МО США "Интегрированная дорожная карат развития робототехнических систем на период 2013-2038 гг.". М. 2014. Январь.

 

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован