03 декабря 1995
4230

Подберезкин Алексей Иванович Обзор СМИ 1995 г

"Завтра", январь 1995.

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ

НО КОМУ ЭТО НУЖНО?

В последние два года одним из ключевых интеллектуальных центров страны по проблемам стратегического развития стала научно-исследовательская организация "РАУ-Корпорация".

Шамиль СУЛТАНОВ обсуждает вопросы разработки доктрины национальной безопасности с президентом "РАУ-Корпорация", доктором исторических наук Алексеем ПОДБЕРЕЗКИНЫМ.

Шамиль СУЛТАНОВ. Почему у страны до сих пор нет доктрины национальной безопасности? В Советском Союзе под таким названием ее тоже, впрочем, не существовало, однако в тех же отчетных докладах ЦК КПСС вопросы безопасности систематически и профессионально рассматривались. Сейчас же у нас вообще ничего в этом смысле нет.

Алексей ПОДБЕРЕЗКИН . По двум причинам. Первая - объективная. В нынешний переходный период стремительно и хаотически меняется государственное устройство и политическая система. В таком бурлящем "котле" трудно выработать какую-нибудь устойчивую концепцию. Но есть здесь и субъективный фактор. Что такое доктрина национальной безопасности? Это четкая стратегия, основанная на приоритетах в системе национальных интересов. То есть сначала нужно уяснить, что есть наши интересы, затем - каковы приоритеты, и наконец создать механизмы реализации этих интересов.

В конечном итоге доктрина национальной безопасности должна быть систематизирована и зафиксирована в виде некоего официального документа. Тогда шаги в отдельных направлениях становятся логически взаимосвязанными, будь то переговорный процесс по сокращению вооружений либо экономическая реформа. У нас же происходят странные вещи. В области экономики, например, оказывается, что приоритетная задача правительства - не вывод страны на передовые рубежи научно-технического прогресса, а борьба с инфляцией.

Ш. С. У меня такое oщyщeниe, что на самом деле нынешний правящий класс не может создать долгосрочной стратегии. Ведь доктрина национальной безопасности - это некое устойчивое общенациональное самосознание, ответ на вопрос: кто мы? Это наличие дееспособной государственной системы. Это способность интеллектуальных центров действовать в рамках общенациональной идеологии.

И, наконец, это наличие определенной желаемой футурологической перспективы. Но эти четыре момента сегодня отсутствуют...

А. П. Приведенные доводы, несомненно, существенны. Тем не менее, на мой взгляд, мы способны найти какой-то общий знаменатель, наметить контуры развития общества и государства. Хотя я согласен, что последнюю точку сегодня ставить очень трудно. Однако основные тезисы должны быть изложены, главные цели должны быть определены.

Ш. С. В США каждые десять-пятнадцать лет происходит ревизия доктрины национальной безопасности. При этом глубинная преемственность сохраняется. Основой и стимулом для таких изменении является ощущение угрозы, некое общественное недовольство. Оно легче ощущается именно на интеллектуальном уровне, чем на бюрократическом. А у нас резко возросло количество независимых исследовательских центров, м в то же время они такими проблемами не занимаются.

А. П. Основные положения доктрины национальной безопасности США четко определены и сомнению не подлежат. Как и приоритеты в политике, экономике, в социальном плане. А вот остальное, особенно в зависимости от международной и внутриполитической ситуации, корректируется и изменяется. Мы можем определить это как эволюционный процесс совершенствования национальной стратегии.

Теперь о наших так называемых независимых исследовательских центрах. Мутная волна конца 80-х начала 90-х годов выбросила на политическую арену массу профессионально неподготовленных специалистов. Конечно, они существовали и раньше, но именно в этот период они сгруппировались и приобрели самостоятельную значимость, псевдостатус. Достаточно посмотреть на экспертов, консультантов в администрации президента, в Госдуме, в Совете Федерации, на так называемых независимых экспертов, которые говорят не просто методологически слабые, но удручающе убогие вещи.

Объективных, серьезных исследований практически ведь нет. И как они могут быть, если фундамент Академии наук практически разрушен? Наиболее толковые люди были вынуждены уйти из системы исследовательских центров и аналитических подразделений ГРУ, Комитета госбезопасности, ЦК партии и сменили профессиональную ориентацию Их место было заполнено молодыми аспирантами и кандидатами, либо старыми, не готовыми решать современные задачи профессиональными болтунами.

Ш. С. Для экспертов иногда групповые интересы гораздо важнее государственных. И судя по всему, до общенационального согласия еще далеко, это опять же внушает пессимизм по поводу выработки эффективной доктрины национальной безопасности.

А. П. К сожалению, объективные условия таковы, что сейчас не стимулируется работа специалистов на государство. Оно как бы дает им возможность работать на самих себя. Мне, например, было очень странно слышать, как один так называемый "ведущий эксперт" недавно признавался в телеинтервью: у меня есть гранты, есть предложения западных университетов, завтра возьму и уеду куда-нибудь. Спрашивается, может ли работать на национальные интересы человек, если он только и думает, как ему завтра уехать в Беркли? Я имею в виду Паина, члена президентского совета. И больше всего он обижается на то, что некий авторитет из Брауновского университета упрекнул его за то-то и то-то. Ну какое дело до критики некоего авторитета из Брауновского университета эксперту, который занимается вопросами российской национальной безопасности? Да сама такая постановка вопроса чудовищна!

Ш. С. Вернемся к доктрине национальной безопасности. С моей точки зрения, структурно она должна состоять из четырех блоков. Первый - национальные интересы. Второй - система угроз. Третий блок-территориальные аспекты. И четвертый - так называемые духовные ценности.

А. П. Методологически я не стал бы спорить с такой постановкой вопроса. Может быть, только начал бы с анализа того, на каком этапе цивилизационного развития мы сейчас находимся.

Что касается наших жизненных интересов, то, на мой взгляд, это прежде всего- сохранить себя как независимое и передовое в технологическом отношении государство.

Это на самом деле одно и то же. Потому что не может быть сегодня независимости без передовой технологии и наоборот. Во-вторых, защитить свои духовные и культурные ценности. В-третьих, обеспечить максимально благоприятные условия как внешние, так и внутренние для эффективного использования имеющихся ресурсов. И, в-четвертых, обеспечить наиболее благоприятные условия для развития личности. Как части общества и государства.

Мы должны осознать, что никто нас на мировом рынке наукоемких технологий не ждет. Более того, мощные силы будут всячески препятствовать нам пробиться на него. Мы также должны осознать, что Россия сегодня - в принципиально ином мире как с точки зрения геополитической, так и военно-политической. Рождается новая система международных отношений. Причем она будет определяться не пропагандистскими декларациями, а порой грубо эгоистическими интересами ее основных участников, а также соотношением их сил.

Что касается наших духовных и культурных ценностей, то уже очевидно, что они не вписываются в систему западных, и нам нужно отстаивать свои, лоббировать за рубежом и уж во всяком случае защищать на своей территории. Ведь есть множество людей, в том числе в нынешнем истеблишменте, которых наши традиционные ценности не устраивают.

Ш. С. Судя по нынешнему состоянию, наши внешнеполитические интересы резко ограничены. Правы ли те, кто утверждает, что сегодня мы в силах претендовать только на роль региональной державы? Ведь можно сколько угодно твердить, что мы глобальная держава, но реальность такова: не до жиру, быть бы живу.

А. П. Что обычно подразумевают под глобальностью? Заинтересованы ли мы, к примеру, в том, чтобы контролировать развитие ситуации в Южной Америке? Наверное, в незначительной степени. А вот наши возможности для этого сведены почти к нулю. Но ведь это не означает, что у нас там вообще отсутствуют какие-либо интересы. Поэтому я бы сказал так: потенциально мы остались глобальной державой с глобальными интересами. Другое дело, что в данное историческое время в силу ограниченных ресурсов мы можем претендовать скорее на роль крупной региональной державы. То есть речь идет прежде всего о наших интересах на евроазиатской континенте.

Ш. С. Возникшие после распада СССР новые независимые государства пережигают сложный период внутренней трансформации. Часть из них крайне нестабильны, восприимчивы к влиянию извне, конфликтуют друг в другом и панически боятся "роста зависимости от Москвы". В то же время эта зависимость объективно растет...

А. П. Принципиально важным является обеспечение политической стабильности;

во всем пространстве бывшего СССР, погашение конфликтов, несущих угрозу интересам России, поддержка интеграционных тенденций. Мы должны также крайне -заинтересованно отнестись к судьбе миллионов русскоязычных людей, оказавшихся в странах ближнего зарубежья. Отсюда наиболее приоритетный для нас интерес - сохранение там своего влияния, недопущение усиления воздействия какого-либо государства или коалиции государств в ущерб нашим национальным интересам.

Вторая категория наших интересов - Европа в целом и Азиатский континент, Сегодня мы вынуждены констатировать, что Россия не только оттеснена чуть ли не на периферию мировой политики, но и настойчиво превращается в придаток западных демократий. В то же время остаются наши интересы и в том же Вьетнаме, и в Индии...

Ш. С. Но Вьетнам был нам важен именно как элемент глобальной стратегии. Если. мы все-таки региональная держава, если база для противодействия, скажем, американским глобальным амбициям у нас сегодня отсутствует и США больше не являются нашим врагом, то, собственно говоря, зачем нам нужна Юго-Восточная Азия?

А. П. Хотим мы этого или не хотим, но исторически у нас сложились экономические, военно-технические и морские интересы в этом регионе. То же самое с Индией. Сточки зрения бывшего глобального противоборства, когда Индия выступала одним из ключевых союзников Советского Союза, она также перешла для нас на второй план. Но те же экономические и военно-технические интересы у нас там остаются. И наконец третий круг государств. Страны Латинской Америки, Африки, даже Антарктида. Я хочу сказать, что если у нас есть какие-то интересы, пусть небольшие по сравнению с прошлым, в Антарктиде, мы должны обеспечить механизм их реализации с наименьшими затратами.

Ш. С. Другими словами, реально мы вынуждены считаться с нашим положением региональной державы, но потенциально интересы России как глобальной державы сохраняются...

Теперь об идеалах. Для США таковыми декларируются права человека, либеральные ценности. В течение длительного времени у нас господствовали идеалы коммунизма. Сейчас ничего подобного нет.

А. П. На самом деле у нас есть система ценностей, которая существует не одно столетие. Два ключевых элемента национальной идеи. Социальная справедливость, которая проявлялась через общину, а во времена социализма трансформировалась в социальное равенство и государственность. Кроме того, в России важнейшее значение имела и имеет идея государственности. Резкая, агрессивная опозиция так называемых демократических сил правительственным действиям в Чечне объясняется вовсе не жалостью к чеченскому народу, а страхом. Идея государственности вновь вернулась на полуофициальном и официальном уровне в менталитет российского народа .

Ш. С. Следует ли отсюда обоснованность американских прогнозов о том, что Россия все равно останется неким соперником западной цивилизации?

А. П. Система либеральных ценностей, что сложилась за последнее столетие в Западной Европе и США, вовсе не является безусловно идеальной для всех. Объективно ей противостоит другая система - восточная. И Россия по менталитету в этом смысле ближе к восточной. По сути, каждый человек у нас, даже на обыденном уровне, должен выбирать между тельцом и идеей. В системе же либерально-демократических ценностей подобной проблемы вообще не существует. На мой взгляд, такой подход обречен, он доживает последние десятилетия. А вот на Востоке превалируют духовные ценности, взгляды вульгарно-материалистические и. тому подобные там не прижились.

В России в ближайшие годы сложится совершенно новая форма государственности. Безусловно, останется очень мощный федеральный уровень, но, быть может, даже при большей, чем сегодня в США, степени свободы регионов. То есть мы идем к модели федерализма, которой нет еще в мире.

Ш. С. Уже сегодня можно определить некие контуры будущей глобальной структуры мира. Выделится группа держав, претендующих на более весомую политическую роль в мировом сообществе. Среди кандидатов - Германия, Япония, Китай. Будет продолжаться рост регионализма: в Европе, на американском континенте, в Азии. Обострятся глобальные экологические и социально-экономические проблемы. Наконец, снизится роль ракетно-ядерного фактора, а многие государства попытаются преодолеть "табу ядерного клуба". Как впишется Россия в эту картину мира?

А. П. Уникальность геополитического положения России в том, что она находится в центре Евразии, ключевом районе Земного шара с точки зрения доступа к сухопутным транспортным путям, морям и океанам, а также практически ко всем видам сырья и ресурсов. Историческая миссия России - поддержание равновесия на стыке мировых цивилизаций, какие бы новые лидеры ни появлялись и какие бы глобальные проблемы ни возникали.

назад

"Российская газета", 02.02.1995.

ЗНАМЕНАТЕЛЬ РАСПАДА

АКАДЕМИК АЛЕКСЕЙ ПОДБЕРЕЗКИН РАЗМЫШЛЯЕТ О ТОМ, ПОЧЕМУ ЛИБЕРАЛЬНЫЕ И РАДИКАЛЬНЫЕ ДЕМОКРАТЫ НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ В СИЛЬНОМ ГОСУДАРСТВЕ

- Алексей Иванович, если чеченский кризис, расколовший общество, действительно высветил многие проблемы йод новым ракурсом, можно ли, на ваш взгляд, объединить их неким общим знаменателем?

- Этот знаменатель - отношение к российской государственности. Чеченский кризис показал, что национальные интересы и приоритеты рассматриваются сегодня в зависимости от заинтересованности тех или иных социальных групп.

- Рассуждая о чеченском кризисе применительно к нынешней международной обстановке, нередко упоминают "исламский фактор". Если сбудутся прогнозы некоторых футурологов и христианский мир однажды вступит в конфликт с мусульманским, Запад будет заинтересован в том, чтобы удар исламистов приняла на себя Россия...

- Да, тут есть своя логика, и конфликтность между Западом и Востоком действительно нарастает. Что касается России как щита "меж двух враждебных рас", то она им была испокон веку, однако теперь за противостоянием христианства и ислама скрыты не столько религиозные, сколько экономические разногласия, связанные с нефтяными ресурсами.

Для Запада Россия как государство вне зависимости от ее политического строя, если можно так выразиться, нежелательна. И вот рухнул Варшавский Договор, отпали арабские и славянские республики. Теперь задача ряда зарубежных стратегов - расчленить Россию, чтобы предельно ослабить ее. Однако Запад не заинтересован в том, чтобы она просто развалилась: это слишком опасно по многим причинам, в том числе из-за ядерных арсеналов. Вот почему Западу выгоден сценарий контролируемого, то есть управляемого, процесса, который преобразует нашу Федерацию в конфедерацию.

- Но есть ли доказательства, что этот сценарий реализуется на практике?

- Он довольно четко просматривается. Совершенно очевидны попытки западных стран не допустить реинтеграции славянских республик. Не стихает пропагандистская и политическая шумиха по поводу того, что Россия не должна претендовать на подобную реинтеграцию как на приоритет в своих национальных интересах. Невооруженным глазом видно: если нашу страну удастся расчленить, Японии куда легче будет решить с какой-нибудь "дальневосточной республикой" свою проблему, связанную с Курилами, или проблему шельфов, энергоресурсов, Кстати, тут нельзя кого-либо упрекать просто каждое государство действует в своих интересах.

Еще один факт. Мы не раз заявляли, что не будем покупать зерно за границей. Но приехал министр сельского хозяйства США - и мы не только купили зерно у американских фермеров, но и заплатили втридорога за его доставку. Подобных примеров множество. И вывод ясен: свои интересы Россия способна отстаивать лишь в том случае, если будет единой и мощной державой. А Чечня - дезинтегратор.

- Радикальные, либеральные демократы и зарубежные политики немало говорят о том, что российская армия в Чечне действует неэффективно. Правы ли они к почему столь шумно ведутся эти разговоры?

- Вспомним отношение к армии в последние десять лет. В 1986-1987 годах господа Александр Яковлев, Арбатов, Благоволин громогласно утверждали: военная сила потеряла свое значение, настала "эра всеобщего братства". Стало быть, ни к чему стране сильная армия, военно-промышленный комплекс органы безопасности. Все это стало разваливаться. Один из характерных примеров - по существу ликвидировали "Вымпел", элитный спецотряд, который был бы способен вместе с аналогичными подразделениями погасить чеченский конфликт еще в зародыше. Развал силовых структур, их психологическая деморализация привела к тому, что в войсках почти не осталось настоящих профессионалов, армия слабо управляется, налицо вопиющие ошибки в тактике... В общем, механизм заржавел.

Между прочим война в Чечне за последние две недели качественно изменилась. Российские войска действуют гораздо грамотнее и увереннее, солдаты приобрели боевой опыт. Происходит то, что и должно было произойти: армия возвращает себе боевой дух, утраченный за последние годы.

- Ретивые критики упрекают сейчас армию за "неспешный ход" операции в Чечне. Почему, на ваш взгляд, войска действуют медленно?

- Во-первых, армия стремится сократить потери до минимума. Во-вторых, военную силу использовали, так сказать, наполовину. Ее ограничили в точном бомбометании, в использовании ракет, систем залпового огня. Вышло так, как если бы на ринг вышли два боксера, у одного из которых руки привязаны к туловищу.

Пришлось постепенно вытеснять боевиков из жилых кварталов, максимально оберегая жизнь солдат. Борьба приняла позиционный характер.

- Однако совещание в Чебоксарах показало, что "доброхотов" у Дудаева не так уж мало внутри самой России...

- Да, Чебоксары, пожалуй, способны стать запалом для того самого процесса "управляемого распада" государства. Треть субъектов Федерация - бывшие автономии. И первым шагом к развалу России может стать воссоздание Совета глав автономий, наделенного определенными функциями. Вот это очень опасно.

Почему я в вопросе о Чечне однозначно поддерживаю Президента? Потому, что если центральная исполнительная власть не наладит эффективным контроль над регионами, они начнут дрейфовать в разные стороны. Региональные лидеры заинтересованы в личных самолетах, праве открывать свои торгпредства за рубежом, получать для своих жен "золотые карточки" в американских банках, а главное - не платить налоги в федеральный бюджет. Сильна иллюзия, что за счет полезных ископаемых или других природных особенностей та или иная автономия сумеет обеспечить свое процветание.

Разумеется, региональная элита не заинтересована в сильном центре, сильном государстве: резко сократятся масштабы в возможностях использования своей власти в корыстных целях. Вот почему Чечня - своего рода экзамен для Москвы: удержит ли правительство в своих руках рычаги управления? К счастью, кажется, удерживает вопреки призывам некоторых демократов разделить Россию на 50 кусков.

- Но те призывы звучали довольно давно...

- Они в том или другом виде звучат до сих пор. Совсем недавно на собрании "Объединенного демократического центра" Александр Яковлев и Гавриил Попов заявили, что к прежним "врагам" - КГБ, армии, ВПК у них теперь добавился новый "враг" - топливно-энергетический комплекс. Кого они зачислят во "враги" завтра - единую систему связи, железнодорожный транспорт? Идея та же - расчленить хозяйственный организм страны. Меняются названия партий, но лозунги остаются прежними, разрушающими государство.

Беседу вел Сергей КАРХАНИН.

назад

"Президент-Парламент-Правительство" No 3, РИА "НОВОСТИ", 1995.

ЧЕЧЕНСКИЙ КРИЗИС ВЫСВЕТИЛ ОТНОШЕНИЕ КАЖДОГО К ОТЕЧЕСТВУ

Алексей ПОДБЕРЕЗКИН,

президент РАУ-корпорации, академик

Главное, что нужно понять при анализе чеченских событий, отнюдь не положение в Грозном, а то, что произошло в России. Сводить полномасштабный политический кризис к локальной военно-политической операции - значит заведомо уходить от истины.

Чеченский конфликт показал, что не только национальные интересы воспринимаются и интерпретируются в обществе по-разному, но и приоритеты рассматриваются сегодня в зависимости от заинтересованности тех или иных социальных групп. Так, для многих радикал-демократов постулаты либерализма оказались выше приоритетов Нации, а псевдодемократические ценности - выше интересов безопасности граждан России Такой результат отнюдь не случаен. Он, скорее, является откровением для тех, кто не анализировал разрушительные действия либералов со второй половины 80-х годов.

В связи с чеченским кризисом практически не говорилось о той международно-политической обстановке, в которой оказалась Россия в середине 90-х годов. А между тем это имеет непосредственное отношение к войне в Чечне Россия неожиданно для реформаторов столкнулась с труднорешаемыми проблемами существования в мире, где соперничество крупных индустриальных держав не только не исчезнет, но и достигнет в скрытых формах особой остроты. Реализация их интересов не видится зачастую иначе, как за счет ущемления интересов других государств, включая Россию. Не случайно внешнеполитические установки администрации США и их практические действия направлены на закрепление своей победы в "холодной войне".

Россия в отличие от СССР не может уже выступать гарантом нерушимости послевоенных границ своих прежних соседей и союзников с Запада, их территориальной целостности от деструктивных действий как извне, так и изнутри Она сама стала объектом территориальных претензий почти по всему периметру своих границ.

Поиск собственного пути России оказался связанным с цепью крупных субъективных ошибок, которых можно было бы избежать, а теперь необходимо исправлять. Сегодня, например, если бы с самого начала был выбран курс на самобытный путь развития, на использование собственных духовных, интеллектуальных и материальных ресурсов мы смогли бы уже во многом решить возникшие экономические, финансовые и социальные проблемы. Однако, рассматривая "чисто" экономические аспекты, многие хозяйственные стратеги и политические деятели упорно не замечают, что подъем и быстрый рост производства возможны только при откровенном протекционизме государства к отечественному производителю.

Другая сторона проблемы заключается в том, что, разрушив идеологию КПСС (государственную по своей сути), политическая элита России не предложила ничего нового взамен, если не считать неолиберальной западной системы ценностей. Общество оказалось в вакууме, и некоторое время даже казалось, что такое положение нормально - новые неолиберальные ценности приживутся сами собой. Этого, естественно, не получилось, а вакуум не заполнился. Общество отвергло западные ценности и либерализм, как таковой.

Вместе с тем традиционная система ценностей российского народа, которую не удалось ликвидировать в XX столетии, но которая сумела интегрировать в себя коммунистическую идеологию, существует. В новых условиях проходит мучительный процесс ее возрождения, реанимации. Ясно, что она будет включать в себя по меньшей мере элементы государственности, державности и социальной справедливости, а также приоритет духовных ценностей над материальными. Все вместе, а также дополненные другими составляющими, эти элементы лягут в основы вызревающей ныне Национальной идеи.

Политика России, а также все действия по обеспечению безопасности страны, должны основываться на национальной идее (государственной идеологии) и вытекающей из нее системы национальных интересов. Две наиболее приоритетные идеи - величие России (государственная) и величие Нации (национальная, социальная). Эти идеи должны сплотить нацию на основе российской национальной доктрины. Однако именно этого категорически не приемлют либералы и разные демократы, которые со второй половины 80-х годов всячески пытались дискредитировать, вытравить из сознания народа идеи государственности. В результате в некоторых кругах само понятие державности вызывает настороженность, поскольку нередко отождествляется с имперскими устремлениями. Державность, однако, это прежде всего государственность, базирующаяся на общенациональных интересах, вытекающих из исторических, геополитических, экономических, культурных потребностей и способности отстоять, обеспечить их защиту.

Поскольку у России - великой державы есть свои государственные интересы, и они объективно могут противоречить интересам других государств, то возникает жизненная необходимость в их защите. Поэтому необходимы мощные государственные институты по защите национальных интересов: армия, МВД, службы безопасности.

Одна из важнейших составляющих национальной безопасности - это состояние духовности народа. Однако на сегодня физическое уничтожение нации сопровождается его растлением. С помощью ряда средств массовой информации из сознания людей последовательно вытравляются такие качества, как патриотизм, честь, братство, бережное отношение к истории, старшему поколению. Вместо этого культивируется примитивизм и банальность, жестокость, насилие, половая распущенность, безнравственность, героизация преступников и предателей.

В 80-е годы слово "патриот" из ряда весьма уважаемых превратилось в почти ругательное. Нередко некоторые политические деятели, российские и зарубежные СМИ пропагандируют идею, что патриотизм - чувство почти зоологическое, характерное больше для кошки, чем для человека, что оно свойственно негодяям, а не нормальным людям. Особенно ругательным оно стало среди некоторых аристократических слоев общества, утверждающих, что патриотизм не достоин современного интеллигента.

Российский патриотизм в его лучших проявлениях всегда служил гарантом вселенского мира и равновесия. Он был понятен как русскому, так и другим народам, населявшим Российскую империю. Считалось почетным долгом каждого русского патриота разъяснять, что Россия ~ это живой, исторически выросший и культурно оправдавшийся организм, представляющий собой "духовное, языковое, культурное, государственное патриотическое единство" (И.Ильин).

Патриотическая идея, чувство единой Родины - великой России сплачивали общество, превращали многонациональное население в единый народ, создавали условия для национального согласия, что позволяло России выходить обновленной из тягчайших испытаний, навязанных ей войн, иноземного ига и различных смут.

Для выхода из кризиса России нужна, во-первых, тщательно продуманная стратегия и, во-вторых, сильная политическая воля для ее реализации. Ни того, ни другого у России не было. Но в 1994 году ситуация стала неуклонно меняться Основой общенациональной концепции стало согласие, пока еще хрупкое, между ведущими политическими силами по коренным вопросам национальной безопасности, мерам укрепления государства. Оно было нарушено в связи с чеченским кризисом. Именно по этой линии прошел водораздел между политическими силами, а не по партийным и иным симпатиям. Такая ситуация отнюдь не неожиданность. Более того, она могла быть спрогнозирована. В январе 1 994 года в работе РАУ-корпорации "Национальная доктрина России" мы писали "...необходимо, чтобы идея державности стала государственной идеологией и политической практикой, в конечном счете - государственной политикой". В январе 1995 года стало совершенно очевидно, что острая борьба идет не между "левыми" и "правыми", не между "президентом" и "Федеральным собранием", а между компрадорами и государственниками. В позиции по чеченскому кризису ясно высветилось главное - отношение к собственному Отечеству.

Именно во время событий в Чечне явно столкнулись две силы, две позиции первая, доминировавшая со второй половины 80-х годов и объективно направленная на ослабление государства, и вторая, более современная - национально-государственная.

Особенно остро стоит проблема сохранения и укрепления вертикали исполнительной власти, которая может сегодня стать единственным стержнем, объединяющим Российское государство. Хорошо это или плохо, но это так: либо сильная исполнительная власть, способная контролировать ситуацию в собственной стране, либо анархия, какими бы высокими "демократическими" идеалами она ни прикрывалась Кризис в Чечне показал" центробежные политические силы как в регионах, так и в истеблишменте заинтересованы в дальнейшем развале государства - теперь уже Российской Федерации через контролируемый процесс превращения России в "конфедерацию независимых государств".

Надо признать, что кризис все быстрее перерастает в необратимый развал хозяйства страны, угрожающий деиндустриализацией и дезорганизацией финансового сектора, экономическим хаосом, обострением социальной напряженности, усилением зависимости от стран "семерки" и в конечном счете утратой экономической и политической самостоятельности России. Но этот кризис является именно следствием политики либералов , а не войны в Чечне.

Корни нынешнего чеченского кризиса - в невозможности перенести идеологию и практику "западного" либерализма на национальную российскую почву. Нравится это кому-то или нет, но Запад и Россия всегда были и, очевидно, долго останутся самостоятельными ветвями мировой цивилизации. России предстоит искать свои пути к свободе.

Наконец, глубоко наивны надежды на то, что все на Западе мечтают об интеграции России в свою систему. Давно пора признать правду: многие там нас не ждут ни как конкурентов, ни как равноправных партнеров.

Тем, кто действительно заинтересован в возрождении России, крайне необходимы сейчас современная национально-государственная идея и организация с дисциплиной и ответственностью.

назад

"Российские вести". 04.04.1995.

Национальная безопасность в предвыборной упаковке

Алексей СУРКОВ

Напуганная размахом стихийно начавшейся "гонки" за голосами избирателей, Центральная избирательна" комиссия вынуждена была выступить в прессе со специальным заявлением, напомнив всем, что по Закону "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации" выборная агитация "начинается со

дня регистрации кандидатов и прекращается за один день до дня выборов" Другими словами, комиссия призвала будущих соискателей народного доверия блюсти закон и ждать, когда предвыборной камлании будет официально дан зеленый свет.

Но словно бросая вызов заявлению ЦИК, партийные лидеры не сходят с телеэкранов, фактически начав индивидуальный предвыборный марафон. Странно, что многие телеСМИ, как и в случае с Чечней, считают себя свободными от соблюдения российских законов и даже не пытаются сдерживать участников своих передач, откровенно нарушающих законодательство о выборах Видимо, ждут особого в отношении них заявления ЦИК или решения Судебной палаты по информационным спорам при Президенте России.

Хотя, справедливости ради, следует заметить, что погоня за голосами телеэкранной саморекламой не ограничивается.

Так, радикально-националистическая организация "Русский национальный союз" заявила о начале своей предвыборной кампании на собрании в московском кинотеатре "Комсомолец".

Недавно москвичи стали обнаруживать в почтовых ящиках листовки с кулинарным рецептом о приготовлении торта "Маша". Казалось бы, радоваться надо бесплатному появлению на дому советов специалистов. Но, оказывается, листовка суть партийной предвыборной рекламы, о чем свидетельствует ее авторский знак - "рецепт от Республиканской партии РФ", а ниже подпись лидера: "Владимир Лысенко, депутат Государственной Думы РФ, председатель Республиканской партии России". Забавно и находчиво, но преждевременно.

Когда же политический интерес становится групповым, тут уж кулинарной листовкой не обойдешься. Требуется подать народу что-то монументальное и обязательно с туманно-броским заголовком. Наглядный тому образчик - "Концепция национальной безопасности России в 1995 году". Двухсотстраничный труд в ярко-красном наряде выпустило АО "РАУ-Корпорация". Авторский список включает в себя почти 100 человек, в числе которых знакомые все лица: Бабурин и Зюганов, Тулеев и Аушев, Глазьев и Илюмжинов, Илюхин, Столяров, Липицкий и пр., и пр.

Перед тем как окунуться в суть сплава групповой мысли, невольно спотыкаешься на названии книги- концепция национальной безопасности "в 1995 году"! Возникает вопрос: а что, в 1996 году национальная безопасность будет уже не нужна, как и во все последующие годы? Или на каждый год будем разрабатывать особую модель государственной безопасности? Если учесть время опубликования книги (март!), то концепция рассчитана лишь на оставшуюся часть года, то есть девять месяцев. И сразу понимаешь, что за интригой названия кроется что-то иное, а безопасности здесь уготована роль дымовой завесы. В чем же соль коллективного продукта?

Текст концепции предваряет пропитанная национал-патриотическим духом статья президента "РАУ-Корпорация", академика А.И Подберезкина. Раскритиковав реформы и реформаторов, отметив походя отдельные положительные места Послания Президента ("попытка сформулировать стратегию развития государства, основанную на национальной идее", "безусловно положительные акценты в части государственной поддержки наукоемких производств, отечественной культуры и науки"), академик подчеркивает. "Великая мировая держава находится на историческом перекрестке: назад пути нет, но и окончательный выбор нового еще только предстоит сделать". Только вот когда, где и каким образом состоится долгожданный "окончательный выбор" российского пути - через референдум, партийный съездили госпереворот, ученый не уточняет. Обвинив "реформаторов", которые, оказывается, "шаг за шагом(!) уничтожали любые проявления государственности и патриотизма, чувства гордости и национального достоинства", ученый сетует, что "сегодня только еще формируется Российская Идея". Но "самобытный путь развития российской государственности, который не имеет аналогов в мировой истории", по его мнению, все-таки возрождается. Ну что ж, и на том спасибо! Хоть что-то обнадеживающее в текущей жизни подмечено. Зато всякие там либерально-демократические модели государственного устройства, как и прочие, включая китайскую, академик для России категорически не приемлет. Интересно, а куда же тогда собираются направить Россию его же соавторы, предусмотревшие в концепции "усиление методов государственного регулирования в обеспечении эффективного и плавного перехода к рыночной экономике" (стр. 67)? Разве это не из модели китайского, с 1978 г. партией направляемого вялотекущего варианта в никуда. Правда, с рыночной символикой в виде отдельно взятых региональных "маяков"-свободных экономических зон, как и положено при социализме, но не касающегося большинства населения Далее г-н Подберезкин резюмирует только "сильная государственная власть способна удержать в эволюционном русле анархические поиски правды в условиях тихой многообразной и разноплановой страны", поскольку , мол, "русский народ исторически привержен идее государственности". Очень спорная добавка к основному тезису! Уж каким сильным было коммунистическое государство. И с гулагами, и с ракетами, и с атомными бомбами. Тем не менее народ отверг его. Видимо, не одной приверженностью госидее живет человек!

Национал-патриотический дух предисловия широко разлился по всему содержанию, перенасыщенному фразеологией о национальном интересе, национальной безопасности, национальной идее ("исторически преемственные интересы русского народа требуют", "историческая территория государства Российского неизменно является зоной жизненно важных интересов русского народа, других народов ареала"). В перемежку с "обличительными" цифрами и фактами о "шокотерапевтических" реформах, текст изобилует констатацией очевидного:

"Советский Союз, как государство, уже принадлежит истории", "необходимо национальное единство и согласие", "наша страна за многие годы не испытывает сколько-нибудь значимой внешней военной угрозы", "в наших интересах совместно с другими державами идти по пути возможно более глубокого сокращения вооружения и вооруженных сил, ориентируясь на принцип достаточности для обороны", "в наших интересах погасить все межнациональные конфликты вдоль кавказской и южной границы, добиться там мира и спокойствия", "создание прочной законодательной базы является первоочередной задачей в сфере борьбы с преступностью в России и укрепления национальной безопасности страны", "сама по себе инфляция не представляет неизбежное зло! для экономики . .. вопрос не в том, как подавить инфляцию, а в том, чтобы удерживать ее в минимальных размерах, научиться воздействовать ею на производство, на технический прогресс и структурные преобразования"...

И таких абсолютно правильных слов масса. Только вот зачем. Тем более что многие из этих положений являются предметом текущей деятельности президентского аппарата, правительственных структур, министерств, ведомств, местной администрации, представительных органов всех уровней Может, писано для того, чтобы притупить бдительность у доверчивого читателя, заставить его думать, что сегодня даже очевидное не делается, а вот патриотическая оппозиция придет к власти и тогда... Что ж, для некоторых политиков подобная предвыборная двусмысленность является саморекламой. Вспомним заполонившие в свое время Россию предвыборные, широко раздаваемые обещания г-на Жириновского или твердые заверения г-на Мавроди вернуть обманутым акционерам деньги. А на поверку все оказалось мыльным пузырем. Так нравственно ли соискателям народного доверия держать потенциальных избирателей на дезинформационном поводке?

Трудно не согласиться с авторами, когда они пишут о необходимости принятия решительных мер "к использованию непроверенной информации, наносящей ущерб государству и гражданскому миру" После однобокого освещения в СМИ чеченских событий депутатами, журналистами общество нуждается в законодательных гарантиях достоверности информации. Среди авторов немало депутатов Госдумы. Они обладают законодательной инициативой. Вместо написания популистского труда лучше бы разработали законопроект об ответственности за недостоверную информацию и внесли бы его на рассмотрение Госдумы. Используйте же, господа, предоставленные вам полномочия в интересах ваших избирателей, тогда и блефовать в предвыборной кампании не придется!

Те, кто решится осилить данную концепцию, думаю, с неподдельным удивлением прочтут искреннее возмущение солидных мужей проникновением в нашу жизнь "ненаших" слов: "президент", "презентация", "саммит", "брокер", "брифинг", "менеджер", "менталитет", которые, дескать, "вытеснили имеющиеся в нашем языке понятия" (стр. 57). Действительно, разрушив "железный занавес" идеологической государственности, мы оказались лицом к лицу со странами и народами, живущими в ином научно-техническом измерении. Теперь нам, словно бы пещерным, приходится осваивать азы ранее недоступного языка общения. И как бы мы ни пытались туманить населению мозги относительно особого русского пути, эквивалента слову "компьютер" в нашем языке мы не найдем. Или на волне предвыборного популизма авторы готовы отказаться, например, от компьютеров, чтобы пересесть за пишущие машинки, перейти на "наши" бухгалтерские счеты?!

Чем больше усваиваешь текст концепции, тем больше убеждаешься, что писавшие ее были озабочены не национальной безопасностью страны, а изобретением предвыборных постулатов. Причем ориентир был взят на тех, у кого в молодости были Магнитка, Метрострой, Днепрогэс. Бесправные, неимущие, за десятилетия госидеологией одурманенные, они до сих пор сохранили в себе неприязнь к тому, что многие годы культивировалось как "буржуазный уклон". Особенно если это касалось вопросов собственности на землю. В их представлении и сейчас лучше пусть она, ничейная и бесхозная, заболачивается, эрозией разрушается, сорняками покрывается, чем в хозяйские руки того же селянина на правах собственности отойдет. Вчера их стращали буржуазными порядками на земле колхозно-совхозные парткомовцы. Сегодня с лихвой восполняют коммунисты-зюгановцы, вкупе с лапшинскими аграриями. Пугает красных помещиков свободный крестьянский труд! Куда проще ничего не имеющего колхозника за жалкие гроши в своекорыстных интересах эксплуатировать. Потому и ратуют с пеной у рта новоявленные крестьянские радетели из партии аграриев против купли-продажи земли. Очень хотелось бы им "продлить рабовладельчество на российских полях. Потому и выступают они против земельной реформы, прописав в концепции затасканные свои доводы:

- "реформирование аграрного сектора экономики на базе частной собственности на землю в нынешних условиях экономически бесперспективно и не может поднять его на цивилизованный уровень,

- ныне действующее законодательство, освещающее частную собственность на землю, куплю-продажу ее... будет способствовать развалу Российского государства, ибо есть республики и регионы, которые не признают такую реформу,

- частная собственность на землю и купля-продажа ее чужды общественной исторической природе и национальному сознанию российского крестьянства".

Вот вам, селяне, и Юрьев день, то бишь перспектива нового партийного порядка на селе! Не имели вы землю при коммунистах, не увидите ее и при партаграриях, если их к власти приведете.

Почти на каждой странице книги заметно стремление показать читателю высокую озабоченность писавших сей труд национальными интересами. Думается, именно они первыми должны бы приветствовать наметившуюся в стране тенденцию к сокращению добычи нефти, газа, уменьшению объемов бурения новых скважин, прекращению ввода в разработку новых месторождений. Хватит бездумно тратить невосполнимые национальные ресурсы. Пора и о последующих поколениях подумать. Нельзя же, как это было при Советской власти, произвольно транжирить общенациональное достояние, превращая Россию в сырьевой придаток развитых стран! Не на словах, а на деле шаг за шагом правительство, местная администрация, реформаторы наводят порядок в отечественной бесхозяйственности. Усиливают таможенный и валютный контроль. И не совсем вольготно начинают себя чувствовать многие банки, рвачи-коммерсанты. Не по душе пришлось кое-кому и аннулирование широко розданных ранее льгот. Идет работа над упрощением налоговой и банковской систем, с одновременным укреплением налоговой дисциплины. То есть принимаются реальные меры по ужесточению режима экономии во благо национального интереса. Отсюда и сокращение объемов ресурсных разработок, в том числе по добыче нефти, газа. Но оппозиция и здесь все извращает. В целом положительный процесс в тексте подается чуть ли не общенародным бедствием. С чего бы это? Или не дает покоя старый парткомовский двойной стандарт: с трибун вещаем одно, а в нужный момент народу говорим прямо противоположное! Только вот не учитывают авторы, что живем мы уже в другой России, не коммунистической. И понимание у большинства населения происходящих модернизационных процессов не парткомовских времен . Демагогию люди научились распознавать.

А иначе, кроме как демагогией, трудно назвать следующее суждение: "...отсутствие международных соглашений о территориальных водах и экономических зонах на Каспийском море может создать новый очаг военной напряженности". Кто не знает проблемы Каспия, подумает о мудрой прозорливости авторов. И будет неправ. Писавшим данный тезис, видимо, неведомо, что переговорный процесс по Каспию ведется с участием всех прикаспийских государств уже не один год. Как известно, согласно советско-иранским договорам (26 февраля 1921 и 25 марта 1940 годов), а также ныне действующим нормам международного права, Каспий является закрытым водоемом. Поэтому порядок его использования не регулируется нормами международного права о правовом режиме территориального моря, исключительной экономической зоне, континентальном шельфе. Он определяется соглашениями прибрежных государств. И работа в этом направлении идет. Идет непросто. Ведь если раньше у Каспия было два хозяина (СССР и Иран), то теперь их пять: Россия, Казахстан, Туркменистан, Иран и Азербайджан. У всех свой особый интерес. Россией разработан и внесен на рассмотрение прикаспийских государств проект Соглашения о сохранении и использовании биоресурсов Каспийского моря. Иран в сотрудничестве с другими прикаспийскими государствами подготовил проект Договора о региональном сотрудничестве на Каспийском море. Процесс согласования позиций сторон продолжается. Словом, каспийская проблема не забыта, как это можно понять из текста концепции.

Не менее странная в книге запись о необходимости соблюдения Россией и Китаем решений Ялтинской конференции по Дальнему Востоку в части "подтверждения ... принадлежности России Курильских островов" (стр. 36). Но ялтинские договоренности стран-победительниц по территориальным вопросам не обладали статусом обязательного их исполнения. Это были договоренности о намерениях с учетом высказанных пожеланий. После окончания войны данные договоренности были переосмыслены, конкретизированы и облечены в конкретный международно-правовой акт - мирный договор, который подписали 49 государств на мирной конференции в Сан-Франциско в 1951 году. СССР договор не подписал. Таким образом, "ялтинские соглашения" по Курилам для СССР остались благими намерениями. Авторам следовало также уточнить, о какой "принадлежности России Курильских островов" они ведут речь. В бытность "хасбулатовского" Верховного Совета оппозиция не раз пыталась с помощью митинговщины (Демократы Родину продают! Ни пяди русской земли!) фальсифицировать правду о российско-японской территориальной проблеме. Я тоже сын моего Отечества. Но я - юрист, а потому в дискуссии предпочитаю отталкиваться от правовой стороны проблемы. А история с Курилами вкратце такова: Курильская гряда - это цепь островов, протянувшихся от южной оконечности Камчатки до северной части Японии - Хоккайдо. По российско-японскому трактату о торговле и дружбе (1855 г.) северная часть Курильской гряды (18 островов) перешла к России, а южная часть с островами Итуруп, Кунашир, Шикотан и группой мелких островов - Хабомаи отходила Японии. Остров Сахалин был в совместном пользовании. Двадцать лет спустя (в 1875 г.) стороны договорились изменить ранее достигнутое соглашение и заключили Договор об обмене Сахалина на принадлежащие России Курильские острова. Отныне остров Сахалин полностью стал принадлежать России, а вся Курильская гряда перешла во владение Японии.

1904 - 1905 годы. Поражение в русско-японской войне вынудило Россию принять кабальные условия страны-победительницы и подписать Портсмутский мирный договор (5 сентября 1905 г.), по которому Южный Сахалин отошел Японии.

1945 год. Май. Окончена война с Германией. Август. Япония провозгласила о своей полной капитуляции. В это время (с 25 по 29 августа 1945 г.) советские морские силы заняли некогда принадлежавшую России северную часть Курильской гряды (все 18 островов). Через несколько дней были заняты и южные острова, принадлежащие Японии. До настоящего времени эта ситуация сохраняется. О какой же части Курильской гряды идет речь в концепции? Кстати, надо отдать должное мудрости японской стороны, которая настаивает на возращении лишь четырех южных островов. Понимая очевидную правомерность требований, советская сторона еще в 1956 г. начала делать встречные шаги. Тогда Верховный Совет СССР ратифицировал заключенную между СССР и Японией Декларацию о передаче Японии островов Шикотан и Хабомаи. В отношении двух других - Итурупа и Кунашира - стороны условились начать переговоры после заключения двустороннего мирного договора.

Увы! Декларацию СССР не выполнил. Два обещанных острова Японии не возвратил. Мирный договор не заключил. Теперь нашему поколению судьба предоставила шанс решить чрезмерно затянувшийся вопрос: как долго между российским и японским народами будет сохраняться состояние ни войны, ни мира?! Не потому ли авторы спешили включить в число среднесрочных интересов "достижение приемлемой для России договоренности об урегулировании вопроса о южных островах Курильской гряды для снятия барьера к развитию отношений сотрудничества с Японией". И это намерение похвально. Хотя оригинальности в нем нет. Достаточно вспомнить опубликованное 26 января с.г. в "Курантах" обращение к Президенту, правительству и Федеральному Собранию М. Захарова, Т. Кузовлевой, А. Иванова, Н. Фатеевой, В.0скоцкого и других известных представителей московской интеллигенции, которые после разрушительного землетрясения в Японии просили все ветви власти ускорить решение проблемы Южных Курил. "Если жаль отдать "просто так", - писали они, - то можно заключить межгосударственный договор о совместном владении, скажем, в течение 49 лет, после чего спорные острова полностью отойдут Японии". Аналогичная поэтапность решения проблемы неоднократно вы сказывалась Б.Н. Ельциным и многими демократами. В ответ оппозиционеры возбуждали народ, трубили о предательстве национальных интересов. Теперь сами к тому же пришли. Чем обусловлена такая резкая трансформация позиции? И если она идет от сердца, то почему подписантам концепции уже сегодня не ставить в Федеральном Собрании вопрос о судьбе Южных Курил? Ведь от разрешения полученной нами по наследству проблемы территориального размежевания выиграют прежде всего народы-соседи. А может, как это не раз бывало, заявленное есть всего лишь предвыборное словоблудие?!

Во всяком случае, по прочтении сего труда окончательно убеждаешься, что выпущена в свет под вывеской о национальной безопасности фактически идеологическая бомба замедленного действия. Начинка у которой - предвыборная программа антиреформаторских сил. И уже не удивляет намерение авторов возродить советскую систему парламентского контроля за исполнительной властью, при котором законодатели не смогут заниматься законотворческим процессом, а исполнительная власть осуществлять свои функции. Ибо одни по любому поводу будут учинять проверки, а другие, вытаскиваемые "на ковер" , будут озадачены писанием объяснительных, справок, отчетов. Эксперимент всевластного депутатского надзора за исполнительной властью предлагается начать с не любимого оппозицией Минобороны. Заодно предполагается заменить систему налогообложения, пенсионное законодательство, определить компетенцию и функцию Совета безопасности и совершить еще множество иных радикальных шагов, которые у специалистов вызовут неподдельное удивление. Подгоняется все написанное под Главную антиреформаторскую Идею, которая также откровенно здесь зафиксирована:

"Если мы действительно хотим возрождения России, то логика реформ должна быть принципиально иной. Требуется корректировка стратегического курса".

Вот она, с первого Съезда народных депутатов не скрываемая оппозицией навязчивая идея! А чтобы не отпугнуть неустойчивых соратников и прочих сочувствующих, тут же предусмотрена подслащенная наживка в виде обязательства в одночасье покончить с дифференциацией доходов. Каким путем? Очень простым. Авторское изобретение в тексте гласит: " Достичь более высокими темпами рост доходов у трудящихся и населения с низкими их показателями (каким же образом? - А.С.) и замедлить темп роста для тех, у кого они высокие". Чем не гениальное открытие века?! Правда, неясным остается все тот же проклятый вопрос как идеологи трактата намереваются сей способ в жизнь претворить? Через социалистическое законотворчество или партийно-волюнтаристский инструментарий? Чувствуется, носители коммунистической идеологии без очередного эксперимента над людьми покоя себе не находят. Снова пытаются загнать общество под самой жизнью отвергнутый принцип соцуравниловки, в основе которого лежит лишь равенство в нищете.

Понимая, насколько откровенна в своем неприятии курса реформ предлагаемая в концепции политическая платформа, разработчики решили ее смягчить очередной уловкой, прикрываясь национальной безопасностью. Так, в заключительном положении они вбрасывают абсолютно надуманное предложение о необходимости разработки закона о национальной безопасности Российской Федерации. Во-первых, что же это будет за закон, написанный по концепции, рассчитанной на один, да и то неполный 1995 год? Пока закон напишут, обсудят да примут, и год истечет. Во-вторых, и я полагаю это не новость для авторов групповой идеи, предлагаемый закон имеется и действует. Принят он 5 марта 1992 года. Называется Закон Российской Федерации "О безопасности". Может, он в чем-то устарел, стал несовершенен. И, наверное, нуждается в дополнении и изменении. Но он есть, господа концептуалисты! И принципы национальной безопасности в нем закреплены, так же, как прописаны функции Совета безопасности, по которым действует ныне существующий СБ. К чему все эти лукавые увертки? Говорите уж напрямую, господа, что хотите, как вы постоянно твердите на митингах, свалить "антинародный режим". Поэтому коммунисты и аграрии отказались подписывать Договор об общественном согласии. При каждом удобном случае, по делу и без дела охаивают реформы, деятельность правительства, Президента, его Послания. Вам нужны потрясения, господа! Так при чем здесь национальная безопасность на обложке концепции, если вы вообще против национального согласия в обществе?! Ваш принцип за эти годы всем известен: чем хуже в стране, тем вам лучше оболванивать население. И вы везде, где только можно, стремитесь усугубить ситуацию. До народа ли вам, если во главу угла ставите свои политические амбиции! Можете радоваться - пока обман вам удается из-за доверчивости масс. Однако недалек тот час, когда люди в очередной раз изобличат вас в тотальной лжи и откажут в доверии. Сожалею, что не сегодня. Но время работает не на вас.

Да, тяжело даются обществу реформы. Трудно пробиваются ростки демократии на изувеченном тоталитаризмом теле России. Но и обнадеживающие молодые побеги налицо. "Есть начала рыночной экономики, - отмечает в своем анализе десятилетнего перестроечного пути доктор юридических наук Владимир Гулиев. - Есть конституционно оформленные институты преддемократической политической системы. Налицо новое экономическое сознание и поведение миллионов. Деньги, а не Госплан стали править экономикой... Страна открылась миру, который нас уже не боится: граждане вольны в выезде и возвращении, это и конституционно, и реально. Но люди, удивительно быстро освоившие свободу как простор для критики (а чаще просто брани) властей , с трудом оставляют пеленки иждивенчества. На "красных митингах" не только старики, там и здоровенные лоботрясы, которым не хочется зарабатывать, но охота получать" Да, пожалуй, все так!

А пока - за окном весна. Пятая весна российской демократии. Медленно, но проявляются признаки мужания государства Российского. И возросшей верой в созидательный процесс проникается человек.

Только не дай, россиянин, провести себя на мякине предвыборных словоблудий!

назад

"Правда", 05.04.1995.

"Я из партии по имени "Россия"

Размышления над новой книгой Н. Рыжкова

Так называлось выступление Председателя Совета Министров СССР в 1985-1990 гг. Николая Ивановича Рыжкова годичной давности на страницах "Правды". Теперь так названа только что вышедшая его книга. Есть в ней и та публикация, и еще более сорока, появившихся в разных изданиях за четыре последних года. Оценка случившегося со страной, принадлежащая главе последнего Совета Министров СССР, не может не привлечь внимания политологов и "обыкновенных" читателей.

Мне, однако, эта книга интересна не тем, что написана "высокопоставленным бывшим". Я читаю ее как заявку - имя Н. Рыжкова все чаще начинает звучать среди наиболее вероятных кандидатов в российские президенты от левых и левоцентристских сил. И автор - в этой книге! - не исключает, что может вступить в борьбу за высшую исполнительную власть. Более того, он объясняет мотивы такого вероятного шага. Первый - его знания, его опыт могут быть полезны для извлечения Отечества из катастрофы. Второй - исправить допущенные прежде ошибки, а уральцам, с которыми прожил и проработал 25 лет, он признался: "Сегодня я вижу ошибку в том, что снял свою кандидатуру, когда на Съезде народных депутатов меня неожиданно выдвинули на пост Президента СССР". Третий - объединить растопыренные оппозиционные силы в единый кулак.

В этой книге я ищу ответ на вопрос: под силу ли Н. Рыжкову, уже пять лет работавшему в кабинете главы Советского правительства, роль собирателя левой и левоцентристской оппозиции? Он прав, что сегодня ни одна политическая партия в одиночку не в состоянии взять власть. Сегодня противостоят друг другу не десятки партий (одних только коммунистических - семь), а уже определившиеся мощные социальные силы - властвующая компрадорская буржуазия в союзе с коррумпированным чиновничеством, прикрывающийся национальными лозунгами псевдопатриотический капитал и те, кому дороги интересы России и ее трудового народа.

Этой народной оппозиции предстоит преодолеть амбиции вождей, идеологические нестыковки, претензии на "авангардную" роль - во имя победы на выборах. Н. Рыжков силен пониманием, что эта желанная победа - не цель, а лишь средство спасти Россию, сблизить в новый Союз осколки дорогого его сердцу СССР, остановить обнищание трудящихся. Из прошлого опыта Николай Иванович знает: "Надо определиться, во имя чего живет страна. На знамени государств" должна быть четко сформулирована цель. Только ради идеи человек может пойти на самопожертвование и даже на смерть. Ради богатства- нет. Идея должна зиждиться на патриотизме, на любви к Родине, на высоких ценностях... Победит тот, кто вооружит народ идеей". Он надеется, что идея возрождения России, заботящейся о своем трудовом народе, способна собрать в один блок на президентских выборах широкий спектр политических сил - от коммунистов до Демпартии Глазьева - Говорухина. При этом не следует отдавать Жириновскому и Ельцину - Явлинскому тех предпринимателей, которым близка судьба России.

У Рыжкова есть "ахиллесова пята", на которой будут педалировать не только "демократы", но и те, кому этот человек симпатичен. Он - из "команды Горбачева". Однако эта формула не очень точна. В новой книге есть интервью 1990 года, когда еще жил Союз и благоденствовал "на троне" Горбачев. В них отношения двух политиков оцениваются не "задним умом", с высоты сегодняшнего массового отрезвления, а в рамках дня давно минувшего. Тогда, в 1990 году, в интервью корреспонденту газеты "Молодежь Эстонии" Николай Рыжков говорил: "Я же вижу, что мешаю разворачивающимся политическим играм, я становлюсь поперек. Поэтому Рыжков стал неугоден... Однако разве я один в таком положении? Посмотрите, с кем Горбачев начинал перестройку, посмотрите, кто теперь из тех людей остался рядом с ним...". В мае 1991 года, в пору соперничества с Б. Ельциным за президентский пост в России, он выскажется еще определеннее : "Сегодня существует одна программа, ее поддерживают и Ельцин, и Горбачев. У них один путь, я предлагаю другой". Об этом "другом пути"--вся книга, изданная московским информационно-аналитическим агентством "Обозреватель".

Виктор ТРУШКОВ.

назад

"Правда России", 0 6.04.1995.

"Для меня главной партией является Россия"

"Сегодня, когда совершенно очевидно, что идеология либерализма не просто потерпела сокрушительное поражение на просторах России, а привела к невидимым бедствиям, трагедиям, войнам, начался интенсивный и трудный поиск выхода из этой ситуации", - такими словами Геннадий Зюганов открыл 31 марта пресс-конференцию в Государственной думе, посвященную представлению двух крупных работ научно-исследовательской образовательной организации "РАУ-корпорация". Вместе с одним из руководителей авторского коллектива доктором исторических наук Алексеем Подберезкиным он подчеркнул, что речь идет о работах, которые могут стать основой формирования новой государственной идеологии, опирающейся на российские исторические традиции.

Об этом, собственно, красноречиво говорят и сами названия трудов ученых: "Современная русская идея я государство" и "Концепция национальной безопасности России в 1995 году".

- Былинный российский Илья Муромец стоит сегодня у развилки трех дорог,- заметил Геннадий Андреевич.- Одна дорога ведет страну к трагедии по типу большой Чечни, что неприемлемо даже для самых оголтелых радикалов. Вторая дорога уводит нас в большую Колумбию, когда политика сращивается с мафией, а мафия резко политизируется. Подобная власть будет проводить тотальные репрессии внутри страны и ядерный шантаж вовне ее, все признаки такого государства у нас уже имеются. Но есть третья дорога, дорога демократического развития на основе российской государственности и высокой духовности, той исторической традиции , которая связала бы воедино прошлое с настоящим и дала бы будущее народу и нации... Этому третьему, спасительному для России пути и посвятил свои работы коллектив "РАУ-корпорации". Очень важные тенденции выявили ученые (большинство из которых, кстати, не принадлежат к каким-либо партиям) в нашем сегодняшнем обществе. Прежде всего в 1994 году на всех уровнях власти стало все более заметным осознание стратегических, глубинных интересов нации и государства, стала отчетливо проявляться та государственная линия, которую, по мнению авторов, все последние годы упорно проводила Компартия Российской Федерации.

Кроме того, многие общественные группы и движения сейчас приходят к однозначному выводу, что государства не может жить без идеологии. И если невозможно вернуть ту, которой руководствовалось общество в последние несколько десятилетий, то нужно создать новую на основе традиционных духовных и культурных ценностей. Русская идея, дополненная современными реалиями жизни и теми социальными завоевания ми социализма, что были достигнуты за 70 лет Советской власти,- вот составляющие новой государственной идеологии, которую можно назвать идеологией государственного патриотизма.

В политике эта тенденция проявляет себя в создании широкого блока современных коммунистов - государственников и государственников-беспартийных, того самого союза всех государственно-патриотических сил, о котором говорилось на III съезде КПРФ.

Совпадение данных тенденций указывает сегодня на качественно новый этап в формировании российского общества, на обращение его к русской идее.

- Речь не идет о превосходстве какого-то одного народа над 130 другими народами и народностями,- пояснил Г. Зюганов, отвечая на вопрос о необходимости самоопределения русской нации.- Наоборот, русский народ всегда был народом-собирателем, народом-державником. Вокруг славянского ядра формировалось наше могучее и великое государство. Поэтому разговоры о каком-то русском сепаратизме не просто абсурдны, они вредят национальному государственному делу.

- Но как эта русская государственность будет сочетаться, например, с государственностью татарской? - спросил журналист в национальной татарской тюбетейке.

- Нормально будет сочетаться. В России всегда присутствовали три классические религии - православие, ислам и буддизм, религии, которые духовно-нравственные ценности всегда ставили выше меркантильно - потребительских. Мы за пропорциональное представительство всех народов во всех системах власти управления-это главное условие национального мира в многонациональной стране. Поэтому один из важнейших наших принципов - уважение к традициям, языку, самобытности, обычаям, религии всех народов России.

И все же о судьбе русского народа лидер КПРФ говорил на пресс-конференции с особым беспокойством. Никогда еще в истории наш народ не был разделен государственными границами. Сегодня же 25 миллионов соотечественников проживают на территориях других государств, где к их правам человека относятся отнюдь не всегда уважительно. Компартия имеет свою концепцию восстановления на добровольной основе союзного советского государства, в котором все соотечественники, в том числе и русские, получат все необходимые и равные права.

Заинтересовало журналистов, почему именно на приоритетах в области экологии, культуры и социальной сферы настаивают коммунисты, говоря о путях спасения государства.

- Если власть отдает предпочтение образованию и здоровью граждан, она неизбежно и экономическую политику будет строить соответствующим образом,- ответил Зюганов.- Если будет заботиться о полноценном, качественном питании людей, то не станет надеяться лишь на импортную продукцию, а уделит особое внимание отечественному сельскому хозяйству. Если делает ставку на отечественный бизнес, отечественных финансистов, то не позволит бесконтрольно хозяйничать в стране западным банкам, которые быстро ее разорят. Простые и естественные человеческие приоритеты как раз и диктуют государству разумную и долговременную экономическую политику, а никак не наоборот...

Традиционным для нынешних пресс-конференций был вопрос о союзниках компартии в будущей предвыборной кампании.

- У нас предельно простые условия для того, чтобы заключить союз с кем-либо. Это требование территориальной целостности страны, прекращение на ее территории всех войн и установление благополучия в доме каждого, россиянина. Все, кто согласен проводить свою политику во имя этих трех главных целей, - это наши союзники или попутчики. Если союз государственных патриотических сил сформируется в составе компартии, аграрной партии, соцпартии, ассоциации товаропроизводителей, а также женских, ветеранских организаций и целого ряда профсоюзов, это будет очень мощное объединение. Тогда наша коалиция представит свою команду с кандидатами на посты президента, премьера, основных вице-премьеров и десятка ведущих министров. И такая коалиция непременно победит на выборах с первого захода.

Завершая подробный и откровенный диалог с собравшимися на пресс-конференцию, Геннадий Зюганов сказал: "Для меня самой главной партией является Россия. Ее благополучие, благоденствие превыше всего, как для каждого нормального гражданина. История подсказывает, что из всех крупных потрясений Россия, как правило, выходила еще более крепкой, более достойной и великой державой. Переживем мы и эту либерально-радикальную смуту, ибо просветление в умах наших людей уже началось".

Подготовил Алексей ВОРОБЬЕВ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован