08 октября 1999
2370

Петр Дейнекин: Интервью радиостанции `Эхо Москвы` (08.10.1999)

Ведущие: Петр Журавлев

Гости: Петр Дейнекин бывший начальник Управления Президента РФ по вопросам казачества

8 октября 1999 года В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" бывший Главком ВВС, начальник Управления президента РФ по вопросам казачества, генерал Петр Дейнекин. ПЖ - Петр Степанович, добрый день. Скажите, есть какая-то связь между авиацией и казачеством? ПД - Безусловно. Казаки были основоположниками авиации. Приведу только один пример. Первым главнокомандующим военно-воздушных сил России в Первую мировую войну был кубанский сотник Ткачев. Легендарный человек, был удостоен всех царских наград в воздушных сражениях с противником. Затем воевал отважно рядовым конником на стороне белых, эмигрировал, затем написал письмо Сталину, вернулся на родину, отсидел, как это было принято в те годы, и в нищете скончался, сумев написать книгу об истории российской авиации. ПЖ - Насколько я понимаю, атаманы казачьих войск встречались вчера в администрации президента. Там были Вы. Чем была вызвана эта встреча? Почему именно сейчас? ПД - Это нормальный рабочий эпизод из нашей казачьей жизни. Мы регулярно проводим советы атаманов. Я был назначен на должность в сентябре, это был первый совет. Затем был такой же сбор в декабре, когда все атаманы были в Кремле на чествовании пятилетия нашей Конституции. Собирались мы в марте, в мае, теперь был рабочий сбор, обсуждались наши вопросы, остро критиковалась работа управления, и было принято заявление атаманов по ситуации на Северном Кавказе. ПЖ - За что Вас критиковали? ПД - Критиковали за недостатки в работе: за стиль, методы, за то, что есть недоработки в законотворческой базе. Мы не сумели пробить (извините за такое непарламентское выражение) многие требования казаков. Самым главным из них является отсутствие закона о казачестве. Затем чиновники сумели не выполнить распоряжение председателя правительства, и не внесли объемы финансирования по обеспечению мероприятий федерально-целевой программы государственной поддержки казачьих обществ. Четвертым был вопрос о единстве в казачестве. Третьим вопросом (он является главным на сегодняшний день) было жесткое требование казаков выдать им оружие на Северном Кавказе. ПЖ - Как раз этим я и хотел продолжить. Если нет закона и все это на общественном уровне, то кому выдавать оружие, под чью ответственность? Вообще можно говорить сейчас о казачестве как о чем-то едином? Или это разрозненное по местностям общество? ПД - Спасибо Вам за этот вопрос. Очень многие россияне путают две основных составляющих концепции в развитии казачества. Как раз одна из них самовозрождается через закон об общественных объединениях. Перерегистрировано в этом году в Минюсте 20 организаций казаков. Наиболее популярными из них является Всевеликое войско Донское (атаман Козицын) и Союз казаков России, атаман Мартынов. Кроме этих 20 организаций еще в субъектах Федерации зарегистрировано несколько сот казачьих организаций, несколько поменьше. Для этого достаточно собраться нам троим, и зарегистрировать организацию, имеющую очень громкое казачье наименование. Второй мощный пласт в казачестве - это те войсковые казачьи общества, а также отдельные окружные, которые вошли в государственный реестр казачьих обществ. Они регистрируются в министерстве по делам регионов и национальностей и служат под указами президента. Такие два мощных направления сейчас в казачестве набирают силу, мощь, признаны государством. Изъявили желание поступить на государственную службу 200 тысяч казаков, внесенных в государственный реестр. Но, к сожалению, обеспечить их волеизъявление мы пока не в состоянии, по известной Вам ситуации. ПЖ - Вообще говоря, если вспоминать историю, то казаки всегда, когда труба трубила, садились на своего коня, брали свою шашку, и являлись под государевы знамена. ПД - Есть и кони, есть и шашки. Но сейчас шашкой вряд ли справишься с подготовленными к ведению партизанской войны бандитами и террористами. Поэтому казаки очень остро чувствуют, как и все население Северного Кавказа, весь этот разгул бандитизма. И фитиль пожара чеченской войны сейчас докатился не только до Владикавказа, Буйнакска, Волгодонска, но и даже до Москвы. Казаки гибнут в перестрелках с бандитами, занимаясь мирным трудом, и доверить оружие есть кому. Не надо бояться казаков больше, чем славных ополченцев Дагестана. ПЖ - И тем не менее, насколько я понимаю, это самый скользкий вопрос. Потому что стоило хотя бы возникнуть идее, как Вы сказали, с дагестанскими ополченцами, как тут же очень многие сказали: "Хорошо. А они отдадут обратно, когда ситуация будет получше?" ПД - Конечно, отдадут. Ведь мы не будем раздавать это оружие с КАМАЗа. Списки будут проверены, и с точки зрения состояния психики этого человека. Казак же гражданин России. Он просто живет в недопустимой обстановке, он неспособен защитить свой дом, свой очаг, семью, детей. Люди уже не спят по ночам. Посему оружие будет выдаваться тем казакам, которые организованно вступят в ряды ополчения. У нас на Дону предлагают организовать даже полки. После трагедии в Волгодонске казачество на охране объектов весьма популярно, населением это приветствуется, заключаются договоры, хотя основным направлением службы у казаков всегда была охранная деятельность, и во времена царизма. Поэтому оружие выдаваться будет. Я думаю, что обстановка требует этого давно: иначе у нас 19-летние мальчишки не справятся с этими бандитами. Видите, как в Дагестане? Поддержало все население, и победа за нами. Поэтому сдадут безусловно, когда пройдет эта кризисная ситуация. ПЖ - Петр Степанович, кто должен принять решение на эту тему? ПД - Я думаю, что председатель правительства, а также руководители субъектов Федерации: республики Северная Осетия - Алания, во Владикавказе, Дзасохов. Как это сделано, например, в госсовете Дагестана. Должен принять решение вместе со своей думой губернатор Черногоров на Ставрополье. Там наиболее острая ситуация на границе с Чечней и с другими республиками. Я имею в виду административную границу. И в Карачаево-Черкесии ситуация очень непростая. ПЖ - Кстати говоря, о Карачаево-Черкесии. Какую позицию казаки занимают там относительно этого конфликта? ПД - Казаки поддерживают законно избранного президента. ПЖ - А много там казаков? Где-то порядка 40%? ПД - Русских в республике проживает 40%, где-то 20% карачаевцев (может быть, процентов 16 или 11 - я не специалист, поэтому могут быть неточности, но в доле русскоязычного населения я не ошибаюсь). Несколько десятков тысяч казаков Батал-пашинского отдела - именно на той земле разбили очень сильного османского полководца Батал-пашу. И станицу назвали в честь того, кто проиграл, но достойно, сражение с казаками. Так вот, там несколько десятков тысяч казаков, которые внесены в государственный реестр и входят в Кубанское казачье войско, которым руководит вице-губернатор Громов. ПЖ - Петр Степанович, во всяком случае жители столицы периодически сталкиваются с казаками на улицах. Это очень ярко выглядит? ПД - Не с теми. ПЖ - А что это за казаки, которых мы встречаем на улицах? Кто назначает звезды, которые мы видим на погонах и т.д.? ПД - Я сразу понял Ваш вопрос. К сожалению, пик-то уже прошел, но не затухает это самочинное воспроизводство себя в генералы, эти кресты на груди, незаслуженные, бутафорские. Но что с ними сделать? Они могут носить то, что предпочитают. ПЖ - К вам они отношения не имеют (к казакам, зарегистрированным в реестре)? ПД - К казакам, вошедшим в государственный реестр через министерство по делам регионов и национальностей, они отношения не имеют. Что касается казаков, которые избрали своей судьбой государственную службу, то управлением разработана для каждого казачьего войска с учетом исторических традиций своя форма одежды и казачьи чины. Законных генералов у нас в казачестве четыре. Это атаман Всевеликого войска Донского Хижняков, который будет у вас в понедельник. Затем казачий генерал Громов, Кубанское казачье войско. Казачий генерал Шевцов, Терское войсковое казачье общество. И казачий генерал Виталий Полуянов, атаман Уссурийского казачьего общества. ПЖ - Еще пару вопросов о казаках. В обращении атаманов сказано о готовности казаков сформировать два батальона и направить в Чечню, в частности в Наурский и Шелковской районы. Для чего? Если использовать эти батальоны в составе группировки, не возникнет ли проблема подчинения, общего, тактического руководства? ПД - Я сам вчера зачитывал заявление атаманов войсковых казачьих обществ и помню его до каждого слова. Такого в заявлении нет. Это мог сказать атаман Шевцов (о формировании двух батальонов именно на территории Шелковского и Наурского районов), но из местных жителей никто их не будет формировать где-то за тысячи километров и присылать туда. Я хочу напомнить и Шевцову, и нашим слушателям о том, что из казаков уже завершается формирование 9 милицейских рот патрульно-постовой службы вдоль северного (левого) берега Терека. Кроме того, из казаков у нас сформированы 15 воинских частей. Они несут службу на 14 сторожевых кораблях и на 42 пограничных заставах. По одному батальону есть в бригаде, которая дислоцирована в Буденновске: с Дона, Терека, Кубани, от калмыков. То есть каждое войско формирует по одному подразделению. И в том числе после визита начальника генерального штаба Анатолия Квашнина и министра внутренних дел Владимира Рушайло в Кизляр открыты штаты для контрактников на две роты. В их формировании принимают участие казаки и Кизлярского отдела. ПЖ - Значит ли это, что в этих ротах они в своей форме, со своим оружием, или им выдают оружие? ПД - Нет, это все штатная служба во внутренних войсках или в частях Минобороны. Форма носится по принадлежности к силовым структурам. ПЖ - А вообще, философски, стоит ли привлекать? Все-таки казаки всегда числили себя отдельными людьми, но тем не менее, граждане России, живут там. Ну с какой стати вдруг привлекать казаков к выполнению каких-то полицейских или даже военных функций? ПД - Речь идет не о привлечении казаков как нагаечников, привлечении полицейских, как Вы выразились, функций. Надо их привлекать, по примеру населения Дагестана, к отрядам самообороны. Потому что разгул бандитизма далее терпим быть не может. Я год назад еще был: станица Галюгаевская, Стодеревская, Курская, где наиболее остро чувствует на себе местное население, в том числе казаки. Просто они исторически составляют большую часть населения на Северном Кавказе. У нас есть великолепное казачье войско в республике Северная Осетия - Алания. Несколько десятков, точнее 21 тысяча казаков великолепно подготовлены: воевали в Афгане, в горячих точках. У многих нашивки желтого и красного цвета за тяжелые и легкие ранения. Они награждены орденами. Вот о ком идет речь. Не о полицейских функциях, а о защите административной границы от бандитов и о защите мирного населения. ПЖ - Петр Степанович, теперь пару вопросов по поводу Вашей прежней и, насколько я понимаю, занявшей всю Вашу жизнь, деятельности. Я имею в виду об авиации. Готовясь к нашему разговору, мы прочли в агентствах, как писала газета "Труд" 26 октября 1995 года, Дейнекин лично возглавлял воздушные операции по разгрому авиации Дудаева на земле, поскольку из Грозного доносились угрозы. Как Вы оцениваете нынешнюю военно-воздушную кампанию, которую проводят федеральные силы в Чечне? Это успех, неуспех? Как, на Ваш взгляд, это все происходит? ПД - Считаю, что нынешнее военное руководство извлекло правильные уроки из той тяжелой войны, которая была в Чечне. Действительно я был вынужден лично организовать уничтожение 250 с лишним самолетов Дудаева на земле. Я этого генерала знаю, воспитал его этими руками. К сожалению, когда он ушел из армии, я летал по заданию Хасбулатова и Руцкого, предлагал ему вернуться в армию и уйти из политики. Но он уже тогда заявил мне, что избран президентом волеизъявлением народа и не может ему изменить. Но, зная его прекрасную профессиональную подготовку, и что любой самолет, в том числе и учебный, способен применять боеприпасы, и когда мне стало известно, что каждому летчику и самолету назначены конкретные цели, мы за несколько часов штурмовыми ударами самолетов СУ-25 уничтожили авиацию Дудаева. Что еще Вас интересует? ПЖ - Я имел в виду именно действия нынешние. Какие уроки? ПД - А, действия нынешние. Спасибо за напоминание. Первый и самый главный урок - это проигрыш информационной войны в той чеченской трагедии. Нас полностью тогда разложило и телевидение, и радио. Сейчас допускаются некоторые ошибки, но это все выглядит совершенно по-другому в глазах общественного мнения. И второе. Я считаю, что военные и в небе, и на земле действуют адекватно сложившейся обстановке, высокопрофессионально, с наименьшими потерями. ПЖ - Петр Степанович, как насчет потерь двух самолетов? Из-за чего это могло произойти, Вы не в курсе? ПД - Как отрезанный ломоть, я не имею объективной информации. Но могло это произойти только по трем причинам. Первое - человеческий фактор - что-то, связанное либо с подготовкой самолета на земле, либо с поведением летчика. Второе - могли быть нарушены законы летной службы. Одной из версий может быть отказ авиационной техники. И третье - действительно, могли сбить переносными противосамолетными средствами. ПЖ - Насколько реален последний сценарий? СУ-25 и СУ-24 сбиваемы наземными переносными ракетными комплексами? ПД - Сбиваемы, безусловно. Но чтобы сбить их с интервалом в несколько часов - это маловероятно. ПЖ - Почему именно эти несколько часов привлекли Ваше внимание? ПД - Потому что с такой частотой нельзя сбивать в разных местах. Невозможно прикрыть средствами ПВО, носимыми, даже такую территорию, как Чеченская республика. ПЖ - То есть это скорее случайность? ПД - Надо подождать окончания работы комиссии по расследованию. В этом деле нельзя делать какие-либо предположения, во-первых, не отвечая за ситуацию, во-вторых, не принимая участия в расследовании. ПЖ - Петр Степанович, вопрос к Вам, как к эксперту в этой области. Вы считаете нынешние силы, именно воздушные, в Чечне достаточными? Или, на Ваш взгляд, стоило бы как-то усилить эту воздушную кампанию? ПД - Я считаю, что вполне достаточно той авиации, которую привлекают высокопрофессионально подготовленные военные. Я их знаю. Четыре героя России принимают там участие в атаках на склады, бандформирования, укрепрайоны. Я считаю, что они справятся с этой задачей успешно до того, как на Северном Кавказе установится нелетная погода. ПЖ - Когда это происходит? ПД - Это происходит в половине ноября и, как правило, закрывается до весны. ПЖ - Это стабильное климатическое явление? ПД - Да, это метеохарактеристика этого региона за несколько десятков лет ПЖ - Петр Степанович, а разве нашим современным самолетам не все равно, в какую погоду летать? ПД - Им-то все равно, но война-то против мелких бандформирований. И летчик в такой ситуации не как охотник со снайперской винтовкой сидит на засидке, а ему нужно эту цель видеть визуально. ПЖ - То есть, если я правильно Вас понимаю, в основном летчик без всяких приборов целится, как из винтовки? ПД - Нет, почему. С приборами. Даже если он из винтовки целится, то он применяет оптический прицел, а на самолете тем более. Я сам на СУ-25 и бомбил, и ракеты управляемые пускал - и с радиолокационной головкой, и с телевизионной, и с инфракрасной. Поэтому обязательно нужен контакт с целью, точечной, малоразмерной. По крупным объектам, если бы это была настоящая война, безусловно, авиацию можно было применять и ночью, и из-за облаков, и в сложных метеоусловиях. Специфика чеченской войны такая. В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" был бывший Главком ВВС, начальник Управления президента РФ по вопросам казачества, генерал Петр Дейнекин.


old.echo.msk.ru

08.10.1999
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован